Сайт Информационных Технологий На holosua.com солнечные батареи: с момента изобретения и по сегодняшний день.

Об “инфонауках”
Об Эйнштейне, релятивизме и информации


- Получается, что Ваши объяснения покруче, чем у Эйнштейна?
- Ну, покруче. Но они ставят все на свое место.
 
Из интервью А.Денисова газете “Новый Петербург” 2 сент. 1999 г. № 33(368)

Приложение 2

Об “инфонауках”

“Нет об чем”.
Козьма Прутков

К сожалению, очень немногие принципиально новые работы становятся понятными в своей постановке и приложении без длительного периода их непонимания, неприятия и сравнения с множеством других работ, употребляющих внешне похожую терминологию, но в действительности не имеющих с обсуждаемыми проблемами ничего общего, ибо объемы одних и тех же понятий в них другие. Добро бы эти понятия совсем не пересекались, так нет – пересекаются, но частично, с оговорками… Кому в этих тонкостях захочется разбираться?

Вот и получается обсуждение материала в терминологии от вежливого “а Вы знакомы с инфо… такого-то?”, до закулисного “бред очередной псевдонауки”. Все это мы уже слышали. И при этом полное нежелание (и практическая неспособность из-за “благородной предвзятости”) наших собеседников самостоятельно положить рядом две (три, пять, сколько надо) книги и задуматься о том, какой подход кого, куда и на каких исходных условиях зовет?

По всей видимости, такое сравнение тоже необходимо сделать здесь, в этой книге, дабы сразу ответить на большинство вопросов “сравнительного” характера. Мы не собираемся сколько-нибудь широко обсуждать тексты основных “прогрессных” публикаций “инфохарактера”, хотя и не очень легко, но они доступны для желающих (а об учебниках информатики и вообще говорить не будем – хватит, в свое время насмотрелись на учебники кибернетики, точно так же не содержавшие в себе “предмета мысли”). Для экономии места просто сразу даем наши оценки и комментарий, рассчитывая, что их будут читать те, кто заинтересован в материале, в сущности информации, а значит, все остальное найдет сам, включая и время для сравнения.

Писать же историю инфонауки время еще не пришло. Тем более, что основная, ведущая наука XXI века, до сегодняшнего дня все еще существует в обрывках и догадках, практически не связанных друг с другом и лежащих в интернете порой в разделах уфологии, паранормальных явлений и прочей мистики, либо написанных “нет об чем” да еще таким языком, который можно отнести к “контекстно-независимым-ни от чего”.

Вся же наша книга как раз и написана для приведения в единый, никого не ограничивающий и не замыкающий порядок множества различных вещей, которые при раздельном рассмотрении никогда не могут быть восприняты адекватно, ибо в сумме они образуют систему открытую.

Предположения о существовании информационного Мира (поля и тому подобного) так или иначе появляются во множестве работ, причем самого различного толка. Другое дело, насколько внятно эти мысли сформулированы, насколько адекватно понимание феномена, апелляции к экспериментальным фактам и употребление формального аппарата.

Не хотелось бы устраивать разбирательство с персоналиями, это непродуктивно, неинтересно, неблагодарно да и просто длинно. Но некоторые перлы трудно обойти вниманием. Речь не о том, что в последние лет пятьдесят понятие не только интеллекта, но и, например, информационного поля насиловали кто и как хотел, а в том, что есть труды в коих концентрация вольностей превосходит пределы даже неразумные.

Так в одной из книг с названием, весьма похожим на название книги, которую читатель держит сейчас в руках, приводится сначала длинная и путанная аргументация за то, что негэнтропийные процессы имеют другой сущностный характер нежели энтропия.

Рассуждения о том, что “информационный мир должен быть другим” представляются даже обоснованными, как и мысли о том, что концентрированные информационные процессы должны порождать некий “эквивалент массы”. Но страниц через двадцать выясняется, что автор имеет ввиду оценку Л.Бриллюэна и ничего более.

Против Л.Бриллюэна никто и не возражает, бит тоже структура и, участвуя в динамических процессах, может привносить некий “импульс действия” или наоборот – для своего порождения “отбирать импульс”.

Но еще через два десятка страниц выясняется, что под оценкой негэнтропийных процессов автор имел ввиду лишь манипуляции с формулами для оценки физической энтропии – и ничего кроме. Дальше, если кто отважится прорваться через оставшиеся 150 страниц, то ясно что обнаружит: дальше следует описание того, как должен быть устроен и действовать классический демон Максвелла. А что еще следует ожидать, если в основу феноменологии положены только процессы распада, физическая энтропия?

Однако, такие сочинения могут в целом иметь некий конструктивный эффект , например, как демонстрационный пример к предыдущему приложению. К тому, как манипуляции с представлениями в информационном мире приводят к порождению сущностей (например, теорий), которые даже невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть, но можно достаточно просто привязать к какому угодно набору экспериментальных фактов. Только стоит ли эффект чернил?

Встречаются и более решительные авторы международно-информационно-академического толка и более “революционные” теории. Так, например, некоторые считают, что можно постулировать: “информация превращается в энергию и массу, и так порождает всё”. Не исследовать природу негэнтропийных процессов, их взаимоотношение с энтропийными и общую картину Мира – а просто взять и постулировать. Dixi и достаточно. И никто не напишет, что, мол, батенька, что-то у вас задумчиво изначально…

Далее уже позволено вытворять буквально, что захочется. Можно сформулировать теорему с доказательством на шесть страниц, плотно набитых тензорами и обобщенными функционалами. И на последней из них специально отметить, что все это справедливо для потоков, стремящихся по мощности к счетной бесконечности. Резонно спросить – а что там, в этих теоремах, после машины Тьюринга? Зачем это?

Сам по себе феномен массового появления публикаций такого рода уровня даже не “генетического материализма”, а скорее “материально-атавистического” тоже интересен. Казалось бы, с развитием технологий преподавания все должно быть наоборот. Возможно, что преподавание все же не только технология, но стиль и искусство. Но вот перестали преподавать материалистическую философию, открылся простор для философии нормальной, так ведь нет. О философии науки даже речи не идет – так все, абстрактным галопом по древним мыслителям (то, что преподают философией называть нельзя), философская дискуссия за пределами узкого круга – это уже считается чем-то срамным. Понятие “философствование” из удела избранных как было переведено в ругательные, так там и осталось.

А, следовательно, таков и общий уровень научной культуры, особенно в новых областях знания. “Информатикой могут заниматься все” – как напоминает это отделы и лаборатории АСУ крупнейших военно-промышленных организаций, куда администрация традиционно определяла своих секретарш. Какой может быть в науке об информации выбор между натурфилософией и чистой абстракцией? Большинство даже не желает хоть в принципе понять, о чем в таком случае идет речь. А самые “продвинутые” цитируют Менделеева: “Сказки рассказывать всякий горазд, а ты, поди, демонстрируй!”, считая это доказательством самодостаточности прагматизма науки.

Вот и объясняй теперь, что диалектика – высший пилотаж словесной казуистики, что три независимых закона могут быть только изобретением человека, а Природе (и опять поясняй – не по Декарту) все это не нужно, поскольку Мироздание можно устроить гораздо проще из материи и информации (и информация принципиально не может быть свойством материи – сколько публикаций найдется, где она не объявлена свойством просто так, “от фонаря”?) посредством соотношений неопределенности и логики дополнительности. И что материалистическая позиция куда вреднее идеалистической – вспомните основной материал книги.

Но и в вопросах более приземленных повсеместно наблюдаем ту же ситуацию, отношение к манипулированию формализмами и данными опытов такое же “диалектически-волевое”.

Как-то забылся прием, широко употреблявшийся в преподавании создателями ТАУ. Дают студенту систему уравнений, например, пятого порядка и просят прикинуть (“так, быстренько, по инженерному”) структурную или функциональную схему устройства, либо функцию отклика. Возьмется испытуемый за дело – и сразу ясно, что с основами анализа у него не все ладно, а о теории устойчивости или регуляризации он едва слышал.

Не бывает в поведении любой механической управляемой системы уравнений порядка выше второго, а если встречается, то это какой-нибудь специфический режим, либо это процесс в сплошной среде или система с вложенной, многопорядковой динамикой, это уже не системы управления в смысле ТАУ, а нечто совсем другого порядка.

Уж эту-то простейшую истину должны бы усвоить авторы еще на студенческой скамье и не забывать, взявшись заполнять страницы книг уравнениями.

В порядке самокритики позволим себе предложить некоторую заготовку для критики и разгрома нашего подхода. Так как читателю очевидно, что мы позволили себе не только название, но и направленность работы, связанные с пересмотром и продолжением Винеровской кибернетики на новом уровне, то и относиться к нам надо соответственно, особенно при нашей феноменологической направленности.

Для начала напомним, что было написано в момент возникновения о кибернетике: “новая, невоспитанная наука, хочет захватить биологию, социологию, математику, для нее это все равнозначные системы”, “лженаука, порожденная современным империализмом и обреченная на гибель еще до гибели империализма”, “оружие холодной войны”, “оплот идеализма” и так далее, и тому подобное…

В связи с тем, что все, вошедшее в эти определения затронуто и нами, причем в системном смысле мы только подняли уровень рассмотрения проблем от сигнального до информационного, т.е. еще более приблизились к сути, отмеченной при критике кибернетики, попробуем дать синтетическое определение того же плана, но уже не для кибернетики, а для информодинамики.

Информодинамика – невоспитанная лженаука, порожденная амбициозностью малограмотных авторов, апологетов феноменологии и махизма. Должна быть разгромлена и отринута, ибо хочет захватить основы познания, заменяя теорию технологией, дошла до претензий на самодостаточность и пересмотр процедуры акта творения вплоть до объяснения Творцу законов (правил!), которыми он якобы при этом пользовался. Готова служить открытому обществу и прочим недостойным коллективам, но будет ими в свою очередь отринута, так как критикует и их. Является продуктом выходцев из социалистического лагеря, которые вне всякой очереди будут отринуты научной общественностью по месту пребывания, как несоблюдшие правила и порядки свершения открытий в большой науке.

Последнее тем более непростительно, что так называемая “информодинамика” дошла до претензий на вторую половину Вселенной, ранее зарезервированную для открытия более порядочными науками.

Как сказал нам один известный академик и один известный член-корреспондент настоящей Академии наук (не прямо, очень косвенно, опосредствованно через, и даже, показалось, благожелательно) “не лезли бы вы туда…”.

Ничего, Господа, христианскую религию и ТСС выбирают те, кто готов принести в жертву себя, эта религия и эта теория не требуют приносить в жертву других людей и теории.

Правда, об информодинамике такое не скажешь…

Об Эйнштейне, релятивизме и информации

“Теория относительности – бред сивой кобылы в лунную ночь”.
А.А.Денисов

Подытожить сказанное выше можно так – с большинством публикаций, изобилующих похожими словами и обрывками мыслей наше исследование не имеет ничего общего. Конечно, мы не утверждаем, что в массе инфопубликаций вообще нет ничего ценного – может иногда просто неудачно сформулированы основы, так, что дальше просто и не разглядеть нечто полезное.

Из общего потока информационно-амбициозного вздора выпадает, пожалуй, только одно направление – то, что сформировано А.А.Денисовым в “Мифах теории относительности”, соединенных автором с изложением его взгляда на информацию. Разбираться с такими работами и интересно и полезно по следующей простой причине.

Цель исследования явно следует из всего контекста “Мифов”, автор намерен выяснить “как оно есть на самом деле”. (Правда из декларации во введении этого не следует, из таких деклараций следует, в подавляющем преимуществе, обратное – та или иная степень то ли заблуждения автора, то ли его юмора). Адекватен путь к цели, в употреблении аппарата отсутствует явные и скрытые ошибки и ненужные подробности, аккуратно выполнено и совмещение аппарата со взглядом автора на феноменологию, на физику.

Все это избавляет от необходимости рассматривать разделы публикации по отдельности или разбираться в отдельных уравнениях и позволяет сосредоточиться на нескольких ключевых моментах, которые являются общезначимыми для любой концепции, любого представления.

Анализ феномена или физической сущности, объективного содержания явлений (что совсем не одно и то же вопреки утверждению автора) строится на том, что наблюдаемые эффекты изменения масштабов (эффект Доплера и т.п.) зависят и от относительных скоростей объекта и наблюдателя, и от времени прохождения сигнала, т.е., в конечном счете, от расстояния.

Продолжая рассуждения в принятом направлении естественно было бы заметить, что наблюдаемые изменения размеров движущегося объекта зависят также и от размеров этого объекта. Далее, также естественно констатировать, что любой физически реализуемый измеритель имеет конечную базу во много раз превосходящую длину волны измеряющего сигнала, их соотношением и определяется угловое разрешение измерителя.

Собственно физический смысл и имеет только угловое разрешение. Только когда объект движется строго на наблюдателя или от него и наблюдается само движение, но движение точки, некоторой проекции объекта.

Даже если мы найдем способ различать “начало” и “конец” объекта, то наблюдаемые искажения его размера, привносимое самим этим размером, мы должны воспринимать как некоторое “сигнальное соотношение неопределенности” и ввести некоторое усреднение. Во всех же остальных случаях, когда вектор скорости не лежит на прямой, проходящей через измеритель, измеряется не само движение, а некоторый параллаксный эффект – в силу конечного размера базы измерителя.

Это означает, что для общего случая необходимо рассматривать как минимум три точки, относительное движение двух объектов оцениваемое одним измерителем, либо движение одного объекта, оцениваемое двумя измерителями, находящимися на расстоянии D >> B, где B - база измерителя.

Т.е. инерциальное движение точки уже само по себе чистая фикция, абстракция, не имеющая реального в смысле наблюдаемости эквивалента. А если учесть, что уже установлено наличие направления анизотропии наблюдаемой Вселенной, то и само понятие инерциальной системы не более, чем абстракция, имитационная модель определенной степени приближения.

Однако все сказанное автор предпочел “не заметить”, а постулировал реальный физический смысл отрицательной скорости, а еще несколько ниже и вовсе приписал физический смысл декартову тригону, снабженному линейной метрикой, и даже не счел нужным высказать это явно. Дальнейшее таким образом уже предопределено. Можно и не рассматривать все “Мифы” подробно, коль скоро обращение с формулами везде вполне корректное.

Теперь все зависит от интерпретации самого представления, координатной сетки. Можно не считать ее физической реальностью и вслед за Эйнштейном получить релятивистские эффекты как реальность при отсутствии эфира. Можно объявить ее (метрику) физической сущностью и получить по А.Денисову эту же самую метрику в виде “эфира” (как говориться, обратно в собственные руки), а релятивистские эффекты как чистое искажение наблюдения.

Но ведь можно и признаться честно, что в основу всех представлений положена эта самая линейная метрика, то есть то, что вовсе не обязано существовать в природе изначально, вне сознания и независимо от него, то, что суть чистая абстракция. А дальше автоматически сработает инвариантность представлений.

Третий выход – в признании, вслед за Р.Бартини, информационного соотношения неопределенности, невозможности отделить “видимые” эффекты от “истинных”, не выходя за рамки постулатов самого представления.

Что-то уж очень подозрительна просто уникальная одинаковость свойств “эфира” у самых разных школ и авторов:

Ну конечно. Это свойства линейной метрики и ничего кроме. Если честно и до конца следовать позиции материализма и считать что информация не существует как отдельная сущность (а только как “свойство материи”), то ничего другого и не остается. Неизбежно придется присвоить объективной информационной, чисто абстрактной категории - метрике, реальный физический смысл, физическую сущность.

Впрочем и любая другая концепция “изма”, верховной метатеории в последней инстанции, неизбежно хоть окольным путем, но приведет к тому же самому.

Напомним здесь, что выше, в постановке ТСС, мы достаточно подробно рассматривали как из совокупности двух систем конусов углового разрешения, возникает образ, абстракция линейной метрики, линейной пространственной шкалы. Т.е. в этом смысле метрика существует только как информационный артефакт, представление.

В соответствии с логикой дополнительности, мы допускаем также, что метрика существует и как физическая сущность, но не априори, а как результат некоторой совокупности взаимодействий.

А.Денисов делает весьма сильное методологическое утверждение о том, что уравнения не могут иметь физического смысла, но решения – могут. И точно так же бессмысленно рассуждать об инвариантности уравнений, то есть представления. С позиции “единственно верного учения” это вполне естественно и логично, но не проще ли констатировать факт – любая совокупность наблюдений и догадок, любое представление в тот момент, когда оно зафиксировано, становится имитационной моделью, и не более того.

Это верно просто исходя из того, что само “прямое наблюдение (измерение)” не более чем абстракция. В этом случае физический смысл имеет как раз инвариантность уравнений, то, насколько динамика представления способна “точно отслеживать” динамику наблюдаемых процессов, т.е. динамику другого представления, происходящего от феномена “наблюдения”.

Разумеется, при этом полностью теряется смысл “законов диалектики”, тем более их “физический смысл”. Только откуда следует, что они вообще какой-либо смысл имели? Это наличие априорного смысла диалектики можно, конечно, принять за аксиому, но не более. Сам по себе этот факт многое говорит об аксиоматическом подходе.

Зато за принципом минимума остается четкий физический смысл во всех его проявлениях и мы предпочитаем эту альтернативу, хотя бы уже потому, что она проще.

Заметим теперь, что для “исходного пространства” кроме “абсолютной пустоты, абсолютного отсутствия априорных свойств достаточно предположит всего одно – квантованность. А квантованность – это уже протоструктура. Какое бы слабое по величине, но конечное взаимодействие на базе этой структуры не возникало, на фоне строго нуля оно будет означать “абсолютную жесткость”, т.е. может быть “агентом” для передачи сигнала со скоростью V > ?.

Факт наличия сходных свойств, некоторой похожести трактовок различных явлений в нашем представлении, в модели А.Денисова и многих других как раз и является однозначным указанием на реальное существование инвариантности представлений. И также индикатором того, что принцип минимума реально существует и действует.

Что же до рассуждений об информации в конце “Мифов” – понятно, что к феномену информации это не имеет ровно никакого отношения. Не может информационная половина Мира состоять из одних “свойств”, не имея в основе ни одной сущности.

В конце концов, любая полемика, связанная с упоминанием о “лунных ночах” и выяснением “истинной физической сущности”, не более чем соревнование амбиций, выяснение “чья имитационная модель лучше”.

Как утверждается с позиций абстрактного гуманизма, не может же не быть в предмете обсуждения чего-нибудь хорошего. Но чтобы это хорошее не сводилось только к хорошему примеру инвариантного представления, требуется большой труд, отрешение от идеологических догм, а не попытки их “улучшения”, уважение к великим мыслителям (мы имеем ввиду не только Эйнштейна, но и, в частности, Маха и Авенариуса), несмотря на некоторые их упущения (для исправления которых не обязательно привлекать лошадей), а также уважение к информации как феномену, самостоятельной сущности.

* * *

Информодинамика как наука молодая, впервые предлагаемая читателю в таком объеме, наверное, может еще далеко не все, разработка должна быть продолжена.

Но, кроме всего прочего, информодинамика уже предлагает альтернативный путь, предлагает признать, что мы никогда не узнаем, чем в точности жертвуем, переходя от реального явления к наблюдаемому, т.е. признать реальное существование информационных соотношений неопределенности, вместо того, чтобы придумывать и аксиоматизировать некоторые произвольные сущности.

Ничего страшного в этом признании нет. Не бесконечные множества сущностей и свойств порождают многообразие Мира, а законы самоконструирования открытых систем. Изучение взаимодействия контекстных систем, изучение динамики инвариантности представлений – это единственный способ и инструмент для “вылезания” из прокрустова ложа имитационной модели.

Суть не в хорошей или наилучшей имитационной модели, а в знании законов взаимодействия систем (включая и реальные Природные системы, и системы представлений, и ограниченно-контекстные системы, т.е. модели), которые только и дают возможность удержать наши представления “достаточно близко” к физическим и информационным процессам самой Природы, к тому, что на самом деле происходит в реальном Мире.


Site of Information Technologies
Designed by  inftech@webservis.ru.